Эффект "Белого медведя". Эксперименты Вегнера

Психология - суть всех человеческих отношений, правда которая скрыта за многоликою ложью лицемерия. А может это древнегреческая Психея, что собой олицетворяет человеческую Душу блуждающую в темных лабиринтах своего невежества?
  • Автор
  • Сообщение
Не в сети
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
Сообщения: 632
Зарегистрирован: 25 окт 2017, 13:56

Эффект "Белого медведя". Эксперименты Вегнера

Сообщение Светлана »

Не думай о Белом Медведе!

Случалось ли вам иметь дело с навязчивой мелодией, которая застревает в голове и никуда не хочет уходить? Таким мотивом может стать фраза из популярной песенки или какой-то рекламный слоган. Часто мелодия нам ненавистна, но избавиться от нее невозможно, как ни старайся. Она проникает в наше сознание без приглашения, а оказавшись там, отказывается уходить.

Чем активнее вы стараетесь не обращать на нее внимания, тем сильнее она становится. Это какой-то музыкальный зуд, который невозможно унять, почесав нужное место.

Интересно, что такой навязчивый мотив, который человек не в состоянии забыть, как бы ни старался, по-английски называется словом earworm, которое представляет собой кальку с немецкого слова, обозначающего «уховертка». Девять из десяти человек сталкиваются с этим явлением хотя бы иногда, а исследование дневниковых записей показывает, что большинство из нас испытывает подобное по крайней мере раз в неделю. Большинство это раздражает, но, как бы мы ни старались, навязчивые мелодии никогда не уходят по команде. И если бы только мелодии! Привязываться таким образом могут и мысленные картины.

Вы можете оценить свою способность к подавлению нежелательных мысленных образов при помощи следующего теста. В течение следующих пяти минут произносите вслух каждую мысль и называйте каждый образ, который придет вам в голову. Засеките время. Можно говорить что угодно, единственное требование — не думать о белом медведе. Помните — все, что угодно, но не белый медведь. А теперь попробуйте.

***
На дворе стоял 1985 год, а очагом беспорядков оказалась психологическая лаборатория маленького свободолюбивого гуманитарного Университета Тринити в Сан-Антонио. 17 студентов терзались мыслью, с которой не могли сладить. Они понимали, что это неправильно: они должны были выкинуть ее из головы. Но она их просто пленила. Всякий раз, как они пытались сосредоточиться на чем-то еще, она вновь проторяла себе путь в их сознания. Они не могли перестать думать о белых медведях.

Обычно этим студентам не приходилось беспокоиться о свирепых полярных хищниках. Их гораздо больше занимали секс, экзамены и разочарование от New Coke (Как раз в 1985 году компания Coca-Cola выпустила новый напиток, New Coke («Новая Кока»), однако публике он не понравился). Но в тот момент перед белыми медведями было невозможно устоять — а все потому, что ребятам дали инструкцию: «В следующие пять минут постарайтесь не думать о белых медведях».

Эти студенты были первыми участниками серии экспериментов Дэниела Вегнера. В начале карьеры Вегнер наткнулся на рассказ о русском писателе Льве Николаевиче Толстом. Когда тот был маленьким, старший брат предложил ему игру: сидеть в углу до тех пор, пока не удастся отогнать от себя мысли о белом медведе. Вернувшись через какое-то время, он обнаружил малыша там же, где и оставил.

«Условия были, во-первых, стать в угол и не думать о белом медведе. Помню, как я становился в угол и старался, но никак не мог не думать о белом медведе». Из «Воспоминаний» Л. Н. Толстого.

Вегнер вскоре понял, что эта история и поднятый в ней вопрос тоже не выходят у него из головы: почему у нас не получается контролировать свои мысли?

Вегнер провел опыт, который практически повторял детскую задачку Толстого: просил участников думать о чем угодно, кроме белого медведя. Вот расшифровка речи одной девушки, ее «мысли вслух», и мы видим, как это непросто:

«Я пытаюсь думать о сотнях вещей, обо всем, кроме белого медведя, но я вновь и вновь к нему возвращаюсь. Итак… хм, эй, взять, к примеру, эту коричневую стену… Всякий раз, как я пытаюсь не думать о белом медведе, я думаю именно о нем».

Вегнер отмечал, что наличие у людей нежелательных мыслей, которые они изо всех сил стараются избегать, было одним из фундаментальных открытий Зигмунда Фрейда. Однако Фрейд пытался объяснить это бессознательными процессами, в частности механизмом вытеснения. Вегнер же не соглашался с тем, что сознание никак не участвует в подавлении мыслей. Ведь для того, чтобы что-то подавить, необходимо иметь цель подавить и знать, что именно планируешь подавлять. Фактически сама логика исследований в духе психоаналитической традиции восставала против исследования роли сознания в процессе подавления мыслей. В то же время Вегнер утверждал, что большинство мыслей, которые мы хотим подавить, сознательны. Мы осознанно пытаемся не бояться, не думать о голоде и так далее. И он задается вопросом о том, что же происходит, когда человек пытается контролировать свои нежелательные мысли осознанно. Поставленная цель исследования была скорее поисковая: что произойдет, если попросить человека не думать о чем-либо?

Основной эксперимент был организован достаточно просто. Участникам-студентам предлагалось сначала в течение пяти минут под запись диктофона описывать вслух то, о чем они думают. Затем они делились на две группы. Первую группу просили в течение следующих пяти минут проговаривать все приходящие в голову мысли, но постараться в это время не думать о белом медведе. По окончании этого времени их просили в течение следующих пяти минут снова проговаривать свои мысли, но в этот раз думать о белом медведе. Студентов просили нажимать на специальный звонок, как только они подумают о белом медведе или произнесут вслух мысль о нем. Вторая группа делала все то же самое, но в другой последовательности: первые пять минут они проговаривали и думали о белом медведе, а во вторые пять минут им думать о нем запрещалось. Те студенты, которых просили подавлять мысли, чаще отмечали, что эта информация оказывала на них влияние.

Стало очевидно, что попытка подавлять мысли может создавать интроспективное отчуждение – склонность думать, что подавленные мысли исходят из какого-то внешнего источника. Проникая в разум человека, эти подавленные непрошеные мысли, не имеющие никакого отношения к тому, о чем думает и что планирует человек, могут приписываться несуществующему внешнему влиянию. В одном из своих исследований Моррис и Вегнер попросили участников попытаться представить себе, что за человек мог бы говорить тем голосом, который звучал на пленке. Участников просили оценить личность и манеру этого человека по нескольким показателям. Оказалось, что участники, которых просили подавлять мысль, по сравнению с теми, которых просили целенаправленно думать об определенных вещах, сочли (несуществующий) голос подсознания как приказывающий (а не высказывающий просьбу) и злой (а не добрый), как голос человека, которого им хотелось бы игнорировать. Хотя эти впечатления о несуществующем голосе далеки от ощущения внутренних голосов, которые описывают больные с шизофренией, этот эксперимент показывает: гипотеза о том, что мысли могли быть вызваны какой-то иной причиной, может восприниматься как на удивление достоверная даже нормальными людьми.

В экспериментах было получено два основных результата. Во-первых, студенты не смогли справиться с задачей «не думать о белом медведе». Они в среднем нажимали на звонок чуть чаще, чем один раз в минуту. Во-вторых, оказалось, что в случае, когда студентам разрешали думать о белом медведе, мысли о нем появлялись значимо чаще после периода подавления мысли, чем в условиях первоначального разрешения. Так был обнаружен эффект преувеличенного возврата подавляемых мыслей (эффект рикошета). При этом чем успешнее получалось у студентов подавлять мысли, тем больший эффект возврата у них наблюдался.

Вегнер назвал это ироническим бумерангом. Вы отгоняете от себя мысль, и — бац! — она прилетает обратно. Эффект иронического бумеранга объясняет многие современные проблемы: при бессоннице попытки уснуть только «бодрят», во время низкоуглеводной диеты люди мечтают о белом хлебе и печенье с орехами макадамия, при тревожных расстройствах пациенты пытаются блокировать тревогу, но перед их глазами вновь и вновь крутится калейдоскоп катастроф. Вегнер даже доказал, что, если в течение дня человек старается отогнать от себя мысли о своей пассии, вероятность того, что она ему приснится, выше, чем когда он намеренно о ней фантазирует. Безусловно, это способствует эффекту Ромео и Джульетты. Известный жизненный факт: желания более пылки, если отношения запретны. Вегнер обнаружил, что эффект иронического бумеранга действует при попытке подавить любой порыв, который только можно представить.

На основе этого ставшего классическим результата, а также серии других экспериментов Вегнер окончательно разработал свою теорию иронического контроля. Она, в частности, пыталась объяснить, почему мы совершаем действия, которые не хотим совершать, или почему к нам навязчиво возвращаются мысли. Суть теории заключается в том, что одновременно работают два когнитивных механизма. Первый — сознательный контроль, работа которого заключается в выполнении поставленной задачи не думать о нежелательном содержании. Второй — процесс мониторинга. Он автоматически отслеживает, не появилась ли нежелательная мысль, чтобы привлечь при необходимости туда сознательный контроль. Ироничность контроля заключается в том, что при попытке не думать о чем-то человек волей-неволей начинает об этом думать.

Описанный эксперимент и созданная теория иронического контроля принесли Дэниелу Вегнеру популярность и уважение в научных кругах. Результат этого исследования многократно воспроизводился в других экспериментах и исследованиях. Причем испытуемых просили то не думать о чем-то совсем невероятном, например о зеленом кролике, то не совершать каких-либо действий. Проведенные мета-анализы экспериментальных исследований также подчеркивают, что эффект рикошета является надежным и воспроизводимым. Закрепилась и исследовательская методика «думай — не думай», хотя она во многом опирается на самоотчеты людей о своих мыслях и состоянии.

Работа иронического контроля, по мысли Вегнера, позволяет объяснить возникновение навязчивых мыслей. Особенно трудно соблюсти запрет в ситуации, когда сознательный контроль, занятый процессом торможения нежелательных мыслей, не срабатывает. Это может происходить в ситуации, когда мы параллельно решаем несколько задач, требующих внимания, когда находимся в состоянии усталости или расслабленности или в ситуации стресса.

https://pikabu.ru/story/yeksperimentyi_vegnera_6705616
Ответить

Вернуться в «Психология»