Андрей Фурсов. Альтернативная социология

Человек - социальное существо, такова уж наша природа, поэтому общество это необходимая данность с которой приходиться мириться. Но к величайшему сожалению общество страдает хронической детской болезнью, из-за которой часть индивидов наивно полагает, что "лучше" других, на почве чего постоянно происходят конфликты. Если общество во время не осознает, что оно Единый Организм - оно обреченно умереть.
  • Автор
  • Сообщение
Не в сети
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
Сообщения: 2043
Зарегистрирован: 25 окт 2017, 13:31

Андрей Фурсов. Альтернативная социология

Сообщение Александр »

Все статьи взяты с канала Андрей Фурсов - русский историк, социолог, публицист. Официальный канал. О мировых элитах, будущем планеты и загадках истории.

Британская «раса господ». Андрей Фурсов

В феврале 1891 г. в Лондоне было создано общество, существование которого один из крупнейших американских историков К. Куигли считает одним из важнейших исторических фактов ХХ в. Общество было создано втайне, но нет ничего тайного, и потому сегодня мы можем говорить о нём как о закрытом. Отцами-основателями этой структуры стали три влиятельнейшие фигуры британской общественно-политической жизни: Сесил Родс, тесно связанный с Ротшильдами основатель и совладелец алмазодобывающей корпорации «Де Бирс» и других горно-промышленных монополий в Южной Африке; Уильям С. Стэд – разведчик и в то же время самый известный и сенсационный журналист того времени (в 1912 г. погиб во время крушения «Титаника») и Реджиналд Бэлиол Бретт (впоследствии – лорд Эшер), друг и доверенное лицо королевы Виктории, а позднее ближайший советник Эдуарда VII и Георга V.

В разное время группа называлась по-разному – «Тайное общество Сесила Родса», «Детский сад Милнера», «Группа Круглого стола», «Группа The Times», «Группа Чэтэм-хауса», «Группа Олл-Соулз». Главная цель, однако, оставалась неизменной: укрепление Британской империи в условиях надвигающейся угрозы утраты Великобританией мировой гегемонии.

Необходимо подчеркнуть ещё одно: для Родса стимулом строительства мировой империи британцев был не политическо-имперский, а классовый и расовый. Такая империя должна была позволить избежать классовой гражданской войны в ядре, в Британии. Тот, кто не хочет гражданской войны, неоднократно подчёркивал Родс, должен стать империалистом. В результате в мировой империи простые англичане, из низов могли чувствовать себя аристократами по отношению к lesser breeds – «низшему отродью» (в расовом плане).

"Обращение англичан с китайцами, да и с другими, особенно подвластными им народами, не то чтоб было жестоко, а повелительно, грубо или холодно-презрительно, так что смотреть больно. Они не признают эти народы за людей, а за какой-то рабочий скот, который они, пожалуй, не бьют, даже холят, то есть хорошо кормят, исправно и щедро платят им, но не скрывают презрения к ним. К нам повадился ходить в отель офицер, не флотский, а морских войск, с «Спартана», молодой человек лет двадцати. Его звали Стокс; он беспрестанно ходил и в осажденный город, и в лагерь. Мы с ним гуляли по улицам, и если впереди нас шел китаец и, не замечая нас, долго не сторонился с дороги, Стокс без церемонии брал его за косу и оттаскивал в сторону. Китаец сначала оторопеет, потом с улыбкой подавленного негодования посмотрит вслед." Иван Гончаров "Фрегат Паллада"

Расизм как бы уравнивал эксплуататорский и эксплуатируемый классы внутри расы господ. Прибыль, извлекаемая из колоний, должна была обеспечить единство расы господ. Но я не случайно выделил союз «и»: был в этих установках и чистый расизм, замешанный не только, а возможно, и не столько на политике, сколько на национальности. «Я поднял глаза к небу и опустил их к земле, – писал Родс. И мне открылось… что британцы – лучшая раса, достойная мирового господства».

Х. Арендт специально подчёркивала, что только в Англии идеология расизма прямо вытекала из национальной традиции, ветхозаветно-пуританской (всё та же избранность, идущая от иудаизма). При этом социальное неравенство – важнейший элемент британского культурного кода, насаждавшегося верхами и принятого как должное низами: «Общественное неравенство было основой и характерным признаком специфически английского общества, так что представление о правах человека, пожалуй, нигде не вызывало большего раздражения».

Когда говорят, что в Англии уже в 1215 г. Великой хартией вольностей, вырванной баронами у короля Иоанна (Джона) Безземельного, было положено начало свобод в Европе, это либо ошибка, либо элементарная глупость. Хартия означала одно – право баронов бесконтрольно грабить население – и устраняла те ограничения, которые ранее накладывала на это королевская власть.

"В блистательные для Англии времена (например, в 1873 г.) многие в стране считали, что, несмотря на «некоторую брутальность... грубое невежество и определенный снобизм... типичный мальчик из паблик-скул является благородным животным, лучше которого и быть не может». А в 1918 г., в период кризиса империализма, кое-кто из англичан уже стал называть этические нормы, насаждавшиеся в паблик-скул, своими именами: «(Там) царит единогласие... проистекающее из подавления индивидуальности, избыток классового чувства и отсутствие духовных ценностей, а также антиинтеллектуализм, жестокость и отвращение к работе». «Чувствительных мечтателей принуждают подавлять свое воображение». Паблик-скул «единодушно обвиняли в том, что они вытравляют рыцарский дух... заменяя его жесткостью... учат ненавидеть мечтателей (которые в этом мире ни на что не годятся) и вообще представляют собой источник филистерского практицизма." М. Саркисянц.

Подхватывая приведённую выше мысль Х. Арендт, М. Саркисянц, автор блестящей работы «Английские корни немецкого фашизма. От британской к австро-баварской “расе господ”» , пишет: «…свобода рассматривалась в Англии не как естественное право и вовсе не как право человека, а как наследственная феодальная привилегия, которая, правда, постепенно должна была распространиться на всех англичан» .

Это очень важный момент: в британском социокультурном («цивилизационном») коде права человека – это права представителя господствующего класса, которыми тот может частично (но только частично!) наделить простолюдина, но только в том случае, если рядом с последним появится представитель низшей расы, а пока такового нет, представителем низшей расы будет сам этот простолюдин. Ясно, что такой подход не имеет ничего общего с христианством, с основами европейской цивилизации, будь то в её романо-германском или, тем более, русско-православном варианте.

Подчеркну: особенно это касается русских, православия. Именно в сфере определения прав человека вскрывается непримиримое противоречие, антагонизм между англичанами/британцами и русскими. Для русских человек с его правами – каждый, для англичанина – это только джентльмен. Это «чисто английское убийство» человечности обусловлено как историей Англии, её правящего класса, так и протестантизмом с его ветхозаветными корнями (но ни в коем случае не с новозаветными – не случайно до XIX в. в России два «завета» никогда не издавали вместе, одной книгой). Определение избранности на основе этнической или классовой принадлежности не имеет ничего общего с христианством и вообще с человеческой моралью.

phpBB [youtube]
_________________
Единство Множества

Не в сети
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
Сообщения: 2043
Зарегистрирован: 25 окт 2017, 13:31

Re: Андрей Фурсов. Альтернативная социология

Сообщение Александр »

Что скрывает мираж западного благополучия. Андрей Фурсов

Как отмечает наш замечательный специалист по проблемам мозга Сергей Савельев, у европейцев в последние 1,5 тысячи лет идет процесс уменьшения мозга. Связано это с тем, что западноевропейская эволюция — это жесткий социальный отбор по линии конформизма. А чем более «конформен» человек, тем меньше полиморфизм, тем меньше мозг. Мне, правда, не вполне понятна одна вещь. Отбор на конформизм в Европе — это все-таки не 1,5 тысячи лет, а лет 500 - 600 (с инквизиции) и особенно в последние 200 лет, как показали в своих работах Фуко и Шене.

Современная западная повседневность – это результат двухсот-, а то и трехсотлетней политики «кнута и пряника». «Кнут» – это система репрессивных институтов повседневности, которые так хорошо описал Мишель Фуко: полиция, суд, тюрьма, клиника, сумасшедший дом – и которые как системообразующие элементы повседневности появляются именно в капиталистическую эпоху.

"До наступления modernity не существовало не только психиатрии с её диагнозами и методами лечения - не существовало и преступности, как мы её понимаем сегодня, были просто "лихие люди" и проблема защиты от их набегов.
Перечитывая Фуко и вспоминая книги, которые до него опубликовали Шаш, а также другие поменьше калибром: психиатрия только притворяется медициной, точнее, является далеко не только и даже не в первую очередь медициной, на самом деле у неё достаточно много общего с полицией и пенитенциарной системой." Андрей Игнатьев


Надзирающие и карающие институты репрессивного воспитания. Всю вторую половину XVII, весь XVIII и всю первую половину XIX в. они отсекали тот человеческий материал, который социокультурно, психофизиологически и поведенчески не вписывался в систему «Капитал плюс Государство». Результаты? Например, уже с 1800 г. кривая преступности в Западной Европе поползла вниз. И – с небольшими отклонениями и всплесками – так и движется до сих пор. Главный результат – создание бытового человека, у которого контроль со стороны внешних репрессивных структур повседневности интериоризирован и который контролирует свои психофизиологические импульсы.

Широк человек, сузить бы его, говорил Достоевский (устами Мити Карамазова). Капиталистическая система, по крайней мере в своем историческом, цивилизационном ядре, реализовала мечту великого русского писателя, создав определенный тип человека. Или хотя бы модальной личности, задающей тон и код поведения в современном западном обществе: рационально действующий, законопослушный, минимально агрессивный. Во всяком случае пока он находится в «гравитационном» поле своей системы и ее институтов. Произошла интериоризация социального контроля. Он превратился в самоконтроль. «Человек самоконтролирующий» – это и есть зауженный человек»...

Существуют хорнианские аналитические исследования елизаветинской и викторианской культур. Хорни называет невроз "личной религией", которая включает погоню за славой и сопутствующие ей Надо, требования, гордыню и ненависть к себе. Они предлагают сделку с судьбой, при которой обещано вознаграждение за определенную веру, действия, жесты, ритуалы и черты характера. Большая часть Старого Завета прославляет сделку с судьбой "поклонника совершенства", при которой человек вовлекается в исполнение набора выработанных ритуалов и приказаний под ливнем угроз и обещаний. В Новом Завете главная сделка иная. Не покорность закону, но установка на смирение – прощение, веру и уступки – принесет награду.
Д-р Бернард Перис, Университет Флориды, Директор Международного Общества Карен Хорни.


Но каждое приобретение есть потеря. Оборотная сторона самоконтроля – невроз. Распространение нервных заболеваний в Западной Европе в последней трети XIX в., формирование нескольких «тихих омутов» традиционных зон самоубийств, возникновение психоанализа – все это оборотная сторона триумфа самоконтроля, зауживания человека.

«Пряник» – это возможность имитировать роскошь верхов в повседневной жизни. Это – возможность роскошизации повседневности, обуржуазивание быта небуржуазных групп без их буржуазификации. Это и есть «пряник», «морковка» капитализма. И хотя многие сегменты населения получали эту «морковку» не целиком, а лишь частично и в протертом виде, все равно, они были рады и протертой «социальной морковке».

Стремящаяся к роскоши повседневность становилась для одних компенсаций тяжелого труда и эксплуатации, для других – средством реального отделения себя от низов и создания фиктивной картины близости верхам. При этом новые формы роскоши относительно быстро переходили на уровень повседневности или имитировались им. Более того, возник и оформился механизм «роскошизации повседневности», т.е. более или менее внешней имитации прежде всего средними слоями образа жизни верхов. Главным транслятором этого стала мода.

Европа посредством кнута и пряника вырастила «послушного человека» — такого послушного, что нам, русским, и представить почти невозможно. Я видел немало таких западных послушных политкорректных узких специалистов на международных конференциях. Впрочем, у нас их число тоже растет — а разве может быть иначе в условиях, когда критерием научности становятся индекс цитируемости и рыночная отдача научной деятельности?

Достаточны ли 200 - 600 лет для физиологических изменений? Возможно. По крайней мере, то, что средний западноевропеец и американец нередко ведут себя как послушные биороботы, а их социальное поведение — биомеханика того типа, который нужен власти, несомненно. Миграционный кризис продемонстрировал это «со стеклянной ясностью». Подобный финал белых европейцев, перефразируя Высоцкого, и трагичен, и досаден. Впрочем, у нас и своих проблем хватает — ветра-то дуют очень тревожные.
_________________
Единство Множества

Не в сети
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
Сообщения: 2043
Зарегистрирован: 25 окт 2017, 13:31

Re: Андрей Фурсов. Альтернативная социология

Сообщение Александр »

Проект глобальной перестройки. Мир на пути к зомби и "Планете обезьян". Андрей Фурсов

Борьба за мировую гегемонию всегда предполагала и включала в себя борьбу и за то, что Антонио Грамши назвал «культурной гегемонией». Очень хорошо осознал необходимость борьбы в области культуры уже Николай Первый. Именно он сделал заказ на создание такой русской идеологии – «Православие. Самодержавие. Народность». Но из этого ничего не получилось - создать ответ на «Свободу. Равенство. Братство» не удалось.

В XX веке, по крайней мере с 20-х по 60-е годы включительно, Советский Союз лидировал в сфере культурной гегемонии по целому ряду направлений. Речь шла о строительстве социально справедливого общества, и до конца 60-х годов западная интеллигенция (не только левая, но либеральная) признавала приоритет Советского Союза в этой области. Кроме того, Советский Союз нес высокую культуру. Если посмотреть послевоенное кино, театр, балет – это была очень мощная культура. Советское кино было альтернативой американскому кино.

"Цивилизация чаще всего отторгает любое культурное благо, которое угрожает одной из её структур. Этот отказ заимствовать, эта скрытая враждебность относительно редки, но они всегда ведут нас в самое сердце цивилизации… На это указал Марсель Мосс: не может существовать цивилизации, достойной так называться, если она что-то не отвергает, от чего-то не отказывается. При этом каждый раз отказ наблюдается после долгих колебаний и попыток ассимилирования." Фернан Бродель

Однако в 70-е годы все это начинает ломаться. Финал – горбачевщина, принятие буржуазных ценностей под видом универсальных, то есть полная капитуляция в сфере культуры, принятие худших западных образцов массовой культуры. Вот это и есть финал схватки за культурную гегемонию. Советский Союз ее проиграл, так же как он проиграл холодную войну.

Голливуд – это интегральная совершенно система власти в США. Ну, например, представители крупнейших кинокомпаний Голливуда, включая даже мультфильмы, Дисней, раз в год встречаются с представителями Госдепа и ЦРУ. Ну, естественно, ЦРУ-ки и Госдеп не говорят, «снимать то-то», но говорят: «Хорошо бы осветить эту тему». А люди это прекрасно понимают, как освещать.

"Успешный сериал - это такая завуалированная форма проговаривания модели поведения в изменившемся времени. Людям кажется, что они развлекаются, смотрят за развитием и за коллизиями какой-то чужой история, а на самом деле они получают образцы поведения в данной конкретной ситуации." Константин Эрнст

В своё время… Это было в 2003 году. Я был на конференции, в Родосе. И там был бывший премьер-министр Индии. И мы разговорились с ним… И он мне сказал. Он говорит: «Вот, знаете, мы никогда не допускали ту ошибку, которую вы допустили при Горбачёве. Мы никогда широко не пускали Голливуд на наши экраны, у нас есть Болливуд. И ещё у нас есть много очень локальных таких фирм, крупных… Наше кино – это на сотни миллионов человек. Голливуд на кинорыноке Индии представлен ограниченно, потому что Голливуд – это смысл… Вы сделали большую ошибку в 80-е годы». Так что ушёл Голливуд, очень хорошо. Вообще, чем больше уходит отсюда гнили, тем лучше.

Нам надо очень хорошо понимать, какой план реализуют “хозяева мировой игры”. Они крушат образование и науку, уводя первое и вторую в закрытые структуры, стремясь превратить население в вечных подростков, которым культуру заменяют комфорт и чувство глубокого физического удовлетворения.. В своё время журналист Д. Робинсон в газете “Таймс” написал следующее: “1985 год войдёт в историю как самый мрачный период в американском кино. Именно в этом году Голливуд после почти семидесятилетнего господства в кинопромышленности отбросил всякие претензии на то, чтобы служить здоровому интеллекту взрослого человека”.

"В американском кино последние 40 лет явно доминируют две темы - зомби и планеты обезьян, по которым сняты уже десятки фильмов, смотря которые американцы видят себя настоящих и будущих. Тема зомби отражает африканские корни значительной части американцев с их культами и страхами и современные методы психосоциального манипулирования массами урбанизированного общества. Западное сознание все больше походит на сознание насекомых-индивидуалистов типа тараканов, т.е. американцы любят тему зомби потому, что все больше на них похожи. Последние два фильма планеты "Восстание планеты обезьян" и "Планета обезьян: революция" - представляют нам результаты этого манипулирования на большом экране." az118.livejournal.com

Превращение взрослых людей в недоразвитых подростков, живущих не интеллектом, а гормонально-инстинктивными программами преследует простую цель: воспитать абсолютно несамостоятельную личность, которую будет легко подключить к глобальной коммуникационной сети в качестве полностью управляемой “клетки”. Творческого, минимально интеллектуального человека в “клетку” электронного мозга, контролируемого неожрецами и техно-магами, не превратишь.

phpBB [youtube]
_________________
Единство Множества

Не в сети
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
Сообщения: 2043
Зарегистрирован: 25 окт 2017, 13:31

Re: Андрей Фурсов. Альтернативная социология

Сообщение Александр »

Будущее мира определяется в России. Произойдёт ли смена энергий. Андрей Фурсов

Арнольд Тойнби, который вовсе не любил Россию, тем не менее заметил, что русская экспансия всегда носила оборонительный характер. Русские стараются отодвинуть границы как можно дальше, потому что Россия не защищена ни с запада, ни с востока.

Важно также формировать новую мировую повестку дня, социальный проект, который способен стать фундаментом нового порядка, альтернативного нынешнему. Россия не может противостоять Западу только на евразийской площадке. Для успеха необходима мировая альтернатива, создание союзных анклавов и действия на территории противника, по крайней мере, информационные. На данном этапе речь может идти о готовности защитить наших геополитических сторонников.

Конечно, лучше жить со всеми в мире, но в мире нас не оставят. Клинтон в 1995 году, выступая перед американскими военными, сказал: мы позволим России быть, но мы не позволим ей быть великой. Но дело-то в том, что невозможно удержаться на одном уровне: либо ты возрождаешься в качестве великой державы, либо ты распадаешься. Надо помнить также: мы до сих пор существуем потому, что у нас есть средства нанести неприемлемый ущерб Соединённым Штатам. Если бы этого не было, то с нами поступили бы так же, как с сербами, ливийцами и другими. Мы до сих пор живём на советском военном фундаменте, который создавали, кстати, затянув пояса.

Нужно учитывать и ещё одну вещь: мировой системный кризис. Его следует использовать в своих интересах как ту волну, которая позволит наши слабости превратить в силу. По принципу дзюдо.

Ухудшение отношений с Западом – долгосрочный процесс, надо быть готовым к этому. При этом надо понимать, что неолиберальная экономика не даст нам возможности даже выдержать это противостояние, не то, что выиграть. Единственный выход – мобилизационная экономика. И тут возникает серьезная проблема. Нынешние элиты, большая их часть, не готовы к переходу на рельсы мобилизационной экономики, они будут просто саботировать этот процесс. Эти люди воспитывались в привычке к комфортной жизни, вряд ли их устроит долгосрочное противостояние.

Страна за 30 лет набрала очень мощную либеральную инерцию и безболезненно процесс остановки и нового поворота не пройдет. Население, я уверен, этот поворот поддержит, но вот насколько руководство готово идти по этому пути, мы увидим в ближайшем будущем.

Политическая воля Ивана Грозного или Сталина многое решала при наличии равновесия различных групп, баланса. Да, они действовали с опорой на определенные группы, без этого никто действовать не будет – ничего не выйдет просто, но при балансе интересов именно воля одного лица играла решающую роль. Как говорил мой покойный учитель, Хомейни играл в определенных ситуациях большую роль, чем расклад политических сил в Тегеране в 1978-1979 годах.

При этом не нужен сильный волевой толчок, достаточно легонько подтолкнуть, и система возьмет курс и уже не свернет. Например, Иван Грозный опричниной развернул Россию на несколько веков, хотя сама опричнина просуществовала всего 7 лет. Потом была боярская смута и много еще чего, но, тем не менее, Соборное уложение спустя несколько десятилетий было принято.

Речь идёт не о реставрации социализма или СССР – в истории нельзя ничего реставрировать, СССР 2.0 едва ли возможен - нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Речь идёт о векторе развития страны, в основе которого – социальная справедливость и собственный цивилизационный код, собственная идентичность (кстати, русская идентичность вовсе не сводится к православию и не ограничивается им – она и старше, и сложнее, но это отдельная тема). Повторюсь: левый проект сегодня – не панацея, не светлое будущее, а инструмент, средство отодвинуть кризис и собраться с силами.

В кризисной ситуации начала XX века о единственном способе выхода из кризиса писал не кто иной, как блестящий русский правоконсервативный мыслитель М.О. Меньшиков. В знаменитой статье о XIX в. Михаил Осипович писал, что либо в России произойдёт смена энергий, либо её ждёт судьба колониальной Индии. А в самом начале июля 1917 г. И.В. Сталин в обращении к рабочим Петрограда заявил, что либо в России будет советская республика (левый проект), либо страна станет колонией Великобритании и США. Правый Меньшиков и левый Сталин совпали. Получилось по Сталину, который однажды (правда, по другому поводу) заметил: пойдёшь налево – придёшь направо, пойдёшь направо – придёшь налево: диалектика. Оба оказались правы.

Сегодня РФ стоит перед аналогичным выбором: либо посредством «смены энергий» она вернёт себе качество исторической России, либо превратится уже даже не в колонию, а в совокупность резерваций.

В семнадцатом году произошла революция, оформился Советский Союз. Советский Союз не просто разгромил Гитлера, СССР затормозил вот этот процесс ультраглобализации, которой мы имеем сейчас, именно за это ненавидят Сталина на Западе. Он сорвал планы глобалистов и отложил приход 91-го года примерно так лет на 70. Если бы не это, то глобализация стартовала бы уже в двадцатые годы.

Именно в России парадоксальным образом опять будет решаться судьба мира. Любой возникающий новый строй - это строй как правило жестокий, поэтому чем больше будет сопротивление этому строю на всех уровнях, чем больше у этого молодого хищника будет вырвано зубов, тем более мягким он будет. Я думаю, что спасение нужно рассматривать именно в этом плане.

phpBB [youtube]
_________________
Единство Множества

Не в сети
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
Сообщения: 2043
Зарегистрирован: 25 окт 2017, 13:31

Re: Андрей Фурсов. Альтернативная социология

Сообщение Александр »

Не будет ни собственности, ни приватности. Мировая верхушка показала наше будущее. Андрей Фурсов

В 2019 году член датского парламента Ида Окен (выпускница швабовской Школы молодых глобальных лидеров — Young Global Leaders) опубликовала эссе о жизни в 2030 году. Его суть проста: «У меня нет никакой собственности. У меня нет машины. У меня нет никаких устройств и одежды… Все эти вещи постепенно стали бесплатными, и у нас нет необходимости приобретать что-либо». Далее она пишет о фактическом отсутствии частного жилья и личного пространства, то есть приватности жизни. О тотальном контроле над населением со стороны новых верхов как их главной задаче откровенно говорит Юваль Харари — израильский пропагандист трансгуманизма.

Всё это покруче Оруэлла и Замятина вместе взятых, только у них была антиутопия, а здесь речь идёт о реальном проекте со знаком плюс».

"О чем и говорилось неоднократно - в абсолютную нищету и бесправие (а человек, лишенный собственности и приватности, уже абсолютно бесправен) люди должны идти добровольно и с радостью, потому что "прогресс". И конечно, же, обязательный "искусственный алгоритм", который "лучше меня знает, что мне понравится".
Алгоритм будет таким же "искусственным", как и "рука рынка" - "невидимой". Ну, велено считать ее невидимой. Хоть ее не только все всегда видят, но многие даже точно знают фамилию-имя-отчество того, кому эта рука принадлежит в каждом конкретном случае." Армен Асриян.


Кто-то скажет: да мало ли что написано в этом эссе! Надо, однако, заметить две вещи. Первое: автор — выпускница существующей с 1992 года Школы молодых глобальных лидеров.

Второе: эссе Аукен совпало с широкомасштабной кампанией на Западе, убеждающей рядовых граждан, что каршеринг лучше, чем собственный автомобиль, аренда жилья лучше, чем собственная квартира или дома, и так далее. Лучше не иметь, чем иметь — и обретёшь свободу. А корпорации, которые к этому времени ликвидируют, сожрут государство — последнюю, хотя и слабую, защиту маленького человека, — выделят ему ежемесячный базовый доход и обеспечит очками «дополненной реальности».

Лишение собственности и жизнь на базовый доход («бедно, но более счастливо, чем прежде»), которое провозглашает Шваб, предполагает ещё несколько вещей. В первую очередь, существенное снижение уровня жизни: меньший объём и сниженное качество потребляемого продовольствия. Обосновывается это борьбой за экологию. Планируют также резко ограничить возможность людей перемещаться: туризм станет роскошью, доступной только богатым. Кроме того, жизнь будет проходить «под колпаком» — ежечасным социально-информационным контролем. Крайний случай — система социальных рейтингов в Китае.

Еще один признак жизни в планируемом обществе — резкое снижение уровня образования. Ведь если главными факторами производства становятся духовные, то именно высококачественного образования и нужно лишить людей.

Большая часть образования теряет свой уровень, это образование упрощается, обедняется. Адекватную картину мира заменяет мозаика. С другой стороны, идет концентрация сильных вузов. На Западе это частные вузы, в России, по-видимому, эта роль уготована Московскому и Санкт-Петербургскому университетам. Это супервузы, где готовят элиту, то есть интеллектуальных и идеологических защитников существующего порядка.

Эта примитивизация образования, которая происходит во всем мире, отражает страхи мировой верхушки перед возможным появлением альтернативной элиты. В 50-60-е годы, когда образование было массовым и относительно приличным, западная верхушка столкнулась с возможностью появления альтернативной элиты. Контроль над информацией предполагает и контроль над высшим образованием и образованием вообще.

То есть здесь мы имеем два мощнейших фактора, которые ведут к классовой сегрегации в области образования. Это выход знания в качестве одного из главных факторов производства и необходимость новых форм социального контроля. По замыслам фабрик мысли нынешней мировой верхушки, это должно решить проблему недопущения появления новой элиты. Но история показывает, что новые элиты появляются не в интеллектуальной среде. Когда концентрация «диких людей» на социальных или физических границах старого социума превышает некую норму, происходит раскол в правящей элите.

Мы вступаем в мир, где нет ни порядка, ни хаоса, в зону «in between» — как сказал бы Умберто Эко, в «хаосмос», не имея адекватного аппарата: понятийного, операционного, — для изучения этих процессов. Наука ХХ века не сомневалась в своей состоятельности, она открывала и формулировала законы природы, то есть выполняла функции власти в окружающем мире. Даже термин «статистика» у нас происходит от «state», то есть от «государства».

А теперь законов нет, государства растаяли — получается «порядок, основанный на понятиях». В нём решающую роль играют какие-то наднациональные структуры. Не только ТНК, но разного рода сообщества, имеющие высокую степень внутренней автономии. Те же «Пять глаз», например, или криминальные структуры. Все они создают свои исследовательские структуры, свою историю. Это глобальные процессы, которые дополнительно разрушают общую картину мира. И поэтому на первый план выходит субъектность, переформирующая причинно-следственные связи. Это эпоха турбулентности, пригожинского «порядка из хаоса».

phpBB [youtube]
_________________
Единство Множества

Не в сети
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
Сообщения: 2043
Зарегистрирован: 25 окт 2017, 13:31

Re: Андрей Фурсов. Альтернативная социология

Сообщение Александр »

Как наука скрывает реальность. Глубинная власть и её истоки. Андрей Фурсов

Мы привыкли считать универсальной западную науку, а конкретно её триаду Экономика-Политология-Социология. У неё очень много достижений, это правда, – но она, на самом деле, охватывает период – будем максимально щедрыми – 1750-2000 гг., 250 лет. И даже в этом периоде она не охватывает главное: что держит эту западную систему, что является краеугольным камнем капитализма, капиталистической системы. И это не государство, и это не капитал. То, о чём я сейчас буду говорить, это структуры, которые воплощают в себе базовое суперпротиворечие капиталистической системы.

Капитализм экономически – это единая мировая система. Это целостность. Товарные цепи не знают границ. А политически это не единое целое, это сумма отдельных государств. По крайней мере так было с 1648 года, с Вестфальского мира, ну, худо-бедно до сих пор. При том, что всё сейчас трещит по швам, корёжится, уродливо, с кривляниями, но худо-бедно эта система существует. Да, она умрёт лет через 20-25, может быть, раньше, потому что всё быстрее происходит. Но пока она есть.

И мы имеем тройное противоречие:

Капитал-государство.
Политика-экономика.
Целостность-суммарность.

Теперь давайте посмотрим. Системообразующий элемент капсистемы – это её господствующая группа. Капиталисты, которые не всегда совпадают с буржуазией. Так вот, капиталистический класс – североатлантический – особенно финансовая буржуазия, всегда имеет интерес за пределами своей страны. С самого начала. И для того чтобы реализовать этот интерес, ему нужно нарушить закон своей страны и закон чужой страны.

Один-два раза это может прокатить. А дальше возьмут за шиворот и «на цугундер». Значит, у крупной буржуазии есть историческая потребность, – иначе она не сможет функционировать – в том, чтобы у неё были надгосударственные структуры. Это А. Б: они должны быть закрытыми. Не тайными, закрытыми. И В: у них должно быть нечто вроде своей квази-идеологии.

Допустим, мы сейчас вообще не знаем, что это за организации. Чисто теоретически мы вычислили, что капитализм – это не пара капитал-государство, а это треугольник. Капитал, государство и закрытые структуры наднационального согласования и управления, которые воплощают целостные и долгосрочные интересы капитализма как системы. И они ограничивают капитал в его же интересах.

Я не настаиваю, что следующее определение капитализма - единственное, но у нас почему-то многие думают, что капитализм – это своеволие капитала. Ничего подобного! Капитал существовал до капитализма, и будет существовать после него, в эпоху цифровых платформ. Но капитализм – это нечто другое. Корректнее было бы сказать что капитализм – это такая система, которая обеспечивает постоянное накопление капитала (во времени) и его экспансию (в пространстве). И в то же время ограничивает его в его же долгосрочных и целостных интересах. Этим ограничителем являются закрытые группы и структуры.

Когда у буржуазии возникла такая потребность, у них ничего под руками не было такого. И по принципу «Я его слепила из того, что было» они схватили первое что попалось под руку – масонские структуры. Масонские структуры существовали в XVII веке. Но официально считается, что они были созданы в 1717 году.

Кстати, в католических школах в Германии, когда дети приходят в первый класс, учитель подходит к доске и пишет: «1517, 1717, 1917». Это три явления антихриста в мир. 1517 – понятно, кто: Лютер прибил свои тезисы. 1717 – масонские организации. 1917 – это Социалистическая революция. Так вот. Никакая политология не занимается изучением этих структур.

Первый момент. Масонские структуры. До сих пор встречаются люди, которые говорят, «масоны управляют миром». На самом деле, восходящая история масонства закончилась в середине XIX века, когда победили все масонские революции, произошло огосударствление масонства. После этого масоны боролись только с Дикими ложами. И до середины XIX века – с Карбонариями. Всё! Проблемы решены. Новые проблемы возникли в конце XIX века.

Вообще, нужно сказать, что эволюция закрытых структур полностью коррелирует с этапами развития капиталистической системы. Новый этап наступил в конце XIX века. Это то, что марксисты называют эпохой империализма. Понадобились новые структуры. Прежде всего, они возникли в Германии – это Geheimes Deutschland, Тайная Германия. Ответом британцев стало Общество Родса–Милнера. Затем уже, в послевоенный период, когда нужны были новые структуры, появился вот этот несчастный клуб Бильдерберг... Но возникли и действительно серьёзные структуры. Вот, например, очень серьёзная структура, которая сыграла большую роль в разрушении Советского Союза – Le Cercle. О ней есть всего лишь две книги, одна – на английском, одна – на французском. Потому что про Бильдербергов, ну, только ленивый сейчас не пишет, это несерьёзно.

Новый этап – новые структуры. Вот сейчас возникает новый этап, уже в связи с терминальным кризисом капитализма. Очень интересно будет посмотреть, какие новые структуры возникнут. Хотя сейчас процесс идёт, по-видимому, по-другому. Идёт процесс взаимопроникновения, того, что называют «deep power» – именно «глубинная власть». Термин «глубинное государство» неадекватен. Государство – это формализованная структура. Речь идёт именно о глубинной власти, которая сейчас сливается с этими структурами.

Дальше. Чем ещё не занимается вот эта наука, которая изучает властные процессы в капсистеме. Ну, например, фактор иезуитов. Следующее. Спецслужбы как автономный игрок. В середине 70-х годов Хантингтон, о котором не надо судить по дурацкой книжке «Столкновение цивилизаций». Он её специально написал – это концептуальный вирус, он его бросил, чтобы дураки за этим побежали. Хантингтон – очень серьёзный человек. Чтобы понять, насколько он серьёзен, посмотрите его книгу, по-моему, 59-го года «Солдат и государство». Супер! А в середине 70-х годов он написал закрытый доклад, в котором показал, как произошла переориентация основных спецслужб Запада с государства на транснациональные корпорации, и с государственно-монополистической буржуазии на корпоратократию.

Тут же у нас есть криминал. Криминалом у нас занимаются криминалисты, но не специалисты по капиталистической системе. Хотя есть две французские книжки «Capitalisme criminel». Там очень хорошо показано, что 50% банков в капиталистическом мире существуют за счёт отмывания денег. И это реальность, которую нужно понимать, а для этого её нужно изучать. Доверяться профессорско-профанной науке, не дающей знаний о реальном мире, сейчас опасно как никогда.

phpBB [youtube]
_________________
Единство Множества

Не в сети
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
Сообщения: 2043
Зарегистрирован: 25 окт 2017, 13:31

Re: Андрей Фурсов. Альтернативная социология

Сообщение Александр »

Антиутопии становятся реальностью. Конечная цель мировой верхушки. Андрей Фурсов

Глобализация во многом представляет собой эквивалент английских огораживаний XVI-XVII вв., только в глобальном масштабе; цели — одни и те же: перераспределение дохода и собственности в пользу верхних 20% населения (вне ядра капсистемы — 3-10%), создание новых богатых и новых бедных в жестокой политико-экономической игре с нулевой суммой — если у кого-то прибавится, у кого-то убавится.

Нынешняя система наказаний все больше и сильнее бьет по социальным низам, чем верхам. Ограбить человека — преступление. Ограбить целые государства, народы, лишить их ресурсов, нанести ущерб экологии — снижение издержек и рационализация; вспомним Перкинса. Кроме того, преступления наверху и тех, кто наверху, трудно раскрыть, поскольку это требует такого юридического и финансового знания системы, которыми аутсайдеры не обладают. В результате преступность прочно ассоциируется с ≪андерклассом≫ и его гетто, то есть с локальным уровнем. Так происходит поляризация: закон и порядок — на глобальном уровне, преступность и хаос — на локальном.

Смотрите, что происходит с середины 70-х годов. Точнее, с 75-го года, когда появился доклад «Римскому клубу», написанный Хантингтоном, Ватануки и Круазье «Кризис демократии». Там чёрным по белому было сказано, что с избытком демократии надо заканчивать, потому что она несёт массу проблем. Это было начало демонтажа вот этой всей системы. И смотрите, что мы сейчас видим. Государство как таковое значительно ослаблено, гражданское общество скукоживается, массовое образование разрушено. У нас говорят как? «У нас рушат образование!» Да! У нас очень сильно разрушено образование. Но американцы сделали это в 90-е годы.

Одна из задач мировой верхушки по созданию низов мира «новой нормальности» – уничтожение общества как целого путём раздробления его на десятки меньшинств и поощрение крайних форм индивидуализма, с одной стороны, с другой – упрощение, примитивизация поведения и психологии посредством уничтожения реальной культуры (старт дала контркультура 1960-х годов), образования, физиологизации поведения, превращение людей в «ходячие желудки», то есть в выдрессированных биороботов («филетическая эволюция»).

"Глобализация, уничтожая все виды био- и культурного разнообразия, выводит человечество в крайне тревожное и уязвимое состояние. Глобальный мир строит постчеловеческую реальность, в которой «цветущая сложность» мировой культуры уходит и на смену ей приходит пространство универсального потребителя. Мы видим исчезновение культурного многообразия, мы теряем поливариативнось народной жизни, навсегда уходят языки, нации, этносы. Мы теряем многовековое культурное наследие человечества." Борис Акимов (учредитель АНО «Большая Земля»).

Упрощение социума должно, по замыслу ультраглобалистов, навсегда поставить им на службу три закона кибернетики: Винера – Шеннона – Эшби (управляющая система должна по мощности и сложности превосходить управляемую), Анохина – Бира (управляющая система должна быть способна к опережающему прогнозированию развития управляемой системы) и Седова – Назаретяна (в сложной иерархически организованной системе разнообразие на верхнем уровне может обеспечиваться за счёт снижения разнообразия на нижних уровнях).

Если максимально упростить управляемый социум, подавлять качественное разнообразие в нём, то можно не особо заботиться о развитии и усложнении структур себя любимых. У этого варианта, правда, есть обратная сторона, поскольку каждое приобретение есть потеря. Эта сторона – деградация верхов, которая неизбежно «прилетит» бумерангом.

И если их план удалось бы реализовать на практике, то время его существования – по «принципу Будденброков», то есть не более четырёх поколений. А далее – крах и новое Темновековье. Для решения этой проблемы понадобится свой аналог плана Селдена, как в азимовской «Академии». Только вот где ему взяться в условиях размагниченных верхов, сконцентрировавшихся на социальной дрессуре?

phpBB [youtube]
_________________
Единство Множества

Не в сети
Аватара пользователя
Администратор
Администратор
Сообщения: 2043
Зарегистрирован: 25 окт 2017, 13:31

Re: Андрей Фурсов. Альтернативная социология

Сообщение Александр »

Будущее только для избранных? Смертельная ловушка для мировой элиты. Андрей Фурсов

Дубай – это одна из точек мирового роста, которая связана в значительной степени не только со всем арабским миром, с точками роста в арабском мире, а главным образом с западом. Арабские шейхи – это часть западного истеблишмента. Такая же зона может появиться в Юго-Восточной Азии, то есть появится целый ряд таких технополисов, который будет специализироваться на обслуживании богатых и очень богатых людей и тем самым решать задачу своей безопасности по отношению к остальному населению этой страны, например, того же Тайланда.

Если ты в какй-то зоне гарантируешь высокий уровень обслуживания богатым и сверхбогатым, значит эта зона будет защищена надежно от всех остальных, то есть таким образом верхушка решает свою задачу с помощью другой верхушки. Другое дело, как говорили древние, «dat nihil fortuna mancipio» - судьба ничего не дает навечно, судьба Римской империи как раз об этом свидетельствует. Если перебросить нашу ситуацию (помня, что все исторические аналогии поверхностные) на Римскую империю, то Римская империя тоже была в самом конце. Тоже была попытка создания таких технополисов, замков. Римляне перешли от городов к таким укрепленным виллам после кризиса третьего века. Строили такие же укрепленные зоны, которые всё равно потом были сметенны варварами.

Кстати, если мы посмотрим на тот же Дубай, там выстроены такие огромные здания, например, здание-парус, причем все здания строятся по одному и тому же принципу: треть здания внизу - это гостиницы, треть – офисы и треть – это квартиры очень богатых людей. Там приземляется вертолет. Он тебя отвозит в другой такой же небоскреб, то есть ты можешь вообще не мешаться с толпой простолюдинов, ты не вступаешь в контакт.

Я думаю, что Жак Аттали имеет в виду под мировым правительством не некую систему, которая охватывает весь мир. Я думаю, он имеет в виду руководящие кадры, которые будут управлять 5 - 10 процентами мирового населения, организованного в развитые анклавы. Остальные будут выкинуты в то положение, в котором находится сейчас Афганистан, Сомали, Колумбия, Конго. То есть, то, что можно, мы контролируем. Есть некая зона. Затем есть буфер между нами и этой зоной. Например, до событий на Ближнем Востоке роль этого буфера выполняли Тунис, Алжир, Ливия, Египет. (Они объективно блокировали приток беженцев в Европу. Теперь этот буфер ушел).

Уверен, что строительство башен таких в современном мире и таких технополисов, будь то Америка, Силиконовая Долина или еще что-то, это один из показателей ухода этого мира. Мир этот не может уже охватить всю планету, всю страну. Есть точки роста, как в монастыре, в поздней Римской империи, где концентрируются знания, где концентрируется элита. Но, как говорил Станислав Ежи Лец: «В смутные времена, не уходи в себя, там тебя легче всего найти». Думаю, что замки, башни, технополисы – они могут на долгое время решить проблемы, но не навсегда, потому что, когда настанет новый день и час «Ч» и начнется переселение народов, именно эти зоны будут первой мишенью новых варваров.

"Трансгуманизм - последняя религия западного человека. Когда надежды на ИИ, киборгизацию и прочие технологические прорывы, не оправдаются, для жителей мегаполисов наступят самые жуткие последствия. В мягком варианте резко усилятся нынешние тенденции с ростом психических заболеваний, и вымирание будет происходить в достаточно комфортных условиях. Если можно назвать комфортом те ежедневные мучения, которые испытывает житель крупного города в условиях необходимости следовать тысячам правил, которые не оставляют никакой невозможности быть самим собой.

В более жёстком варианте совершенно оторванные от реальности элиты, пытаясь поставить под контроль население, сделают катастрофу менее управляемой. Социальные конфликты и внутри мегаполисов, и особенно с остальным населением будут нарастать, пока не закончатся деградацией технологической цивилизации и частичным освобождением от её оков крайне потрёпанного человека." swamp-lynx.livejournal.com


phpBB [youtube]
_________________
Единство Множества
Ответить

Вернуться в «Общество»